Charlotte O*Flahertie
Black&blue on my reputation.
Двадцать девятое стеклышко. Выстраданное, но одно из любимых, наверное, по задумке.
Кто помнит Мэрроу - тут ее есть, краешком, но.



Приговор.
В зале суда были отчаянно высокие витражные окна. Узкие, строгие, стрельчатой формы, как у католических соборов, они будто бы укоризненно смотрели на Лефлет. Она сначала отвлекалась на узорчатые блики на полу, потом, когда все рисунки(большей частью мифологические сюжеты) были досконально изучены, начала потихоньку – а затем все более откровенно – поднимать в воздух облака брызг, повисающие радужной пылью. Отвлекаться на монотонный голос не хотелось – но пришлось, когда один из Ши в строгой темной форме(да кто из эфирной крови вообще на себя такое наденет?!) одернул наконец подсудимую.
Тогда Лефлет надулась и ушла на дно своей клетки. Клеткой, впрочем, место ее заключения могло называться только в метафорическом смысле: как и любой другой русалке, ей требовалась вода, а потому на заседание обвиняемую пришлось допустить в круглом аквариуме. Это не было слишком жестоко: воды было достаточно, чтобы нырнуть вниз, не боясь расшибиться об усыпанное выпуклыми звездочками дно. Звездочки, кстати, ужасно занимали Лефлет: она никак не могла понять, зачем было украшать тюремную камеру цветным стеклом, но сияние их в потоке прозрачной воды завораживало. Лефлет не без капли самолюбования подумала мельком, что в такой банке она должна представлять собой занимательное зрелище: с жемчужно-серой кожей, с длинными чуткими пальцами, соединенными тонкими перепонками, с блестящим гладким рыбьим хвостом, чешуя которого плавно врастала в кожу на бедрах. Впрочем, как с сожалением отметила русалка, более чем на занимательность претендовать она не могла – в отличие от судьи, с которого можно было бы писать картины. Оторвавшись от мерцающих бликов, Лефлет снова с любопытством вперилась в его лицо: точеное, узкое, с тонким прямым носом и чуть раскосыми глазами аквамаринового цвета, обрамленное шелковистыми светлыми прядями – конфетка, а не мальчик! Однако пришлось напомнить себе не обольщаться конфеткой, поскольку Судья, пожалуй, был самой жестокой и хладнокровной тварью на ее памяти, а в голове Лефлет хранила куда больше, чем можно было бы подумать по ее рыбьей натуре. Конечно, она была пустозвоном, скорее даже пусто-звонкой, не умела относиться серьезно ни к чему в жизни – как и сейчас игнорировала всем своим существом происходящее, упираясь взглядом в оттенки света сквозь стекло, - но не настораживать в нем что-то все же не могло. Может быть, то, что Лефлет видела его лет десять или двадцать назад, во время Охоты, когда он был еще не Судьей, а Гончей, и запомнила выражение его лица. Сложно было бы не запомнить, если оно столько раз приходило в ночных кошмарах, а после с трудом стиралось с изнанки век.
Лефлет мимоходом отметила, что не думает об этом скорее из самозащиты, чтобы не бояться заведомо страшного, чтобы не трястись и не казаться робкой и жалкой. Между дурой и трусом – выбирать дуру, и Лефлет, по-девичьи привизгнув, кокетливо хлопнула по воде перепончатой ладонью. Рассыпчатые брызги порскнули из-под ладони, часть долетела до Судьи; Судья, хрупкий мальчик лет пятнадцати с дикими глазами, досадливо отмахнулся. Капли зашипели и испарились.
- Итак, признаешь ли ты, Лефлет, мелюзиново отродье, свою вину?
- Какую еще такую вину? – легкомысленно уронила Лефлет. Не бояться, все смешно, все спокойно, а капли на полу такие хрустальные, с такими нежными бликами.
Судья – судя по всему, уже зачитывавший обвинение, но решивший не играть в молчанку – русалка, что с нее взять, - с еле заметной стрункой досады повторил:
- Ты обвиняешься в преступной связи с человечьей кровью, не только попирающей эфирные нормы морали и нравственности, но и подставляющей под угрозу все спокойное существование горнего люда. Признаешь ли ты, Лефлет, мелюзиново отродье, свою вину?
Лефлет аж высунулась из своей банки.
- Это когда такое было? – заинтересованно спросила она. Глаза слегка подсветились.
- Двенадцать лет назад, шестого июня.
- Вы думаете, что я помню, что тогда было? Миленький, да я забыла уже, что на завтрак ела!
На виске пятнадцатилетнего фейского мальчика – лет тысячи от роду, не меньше – заиграл старческий гневный желвак. Какая-то странная, непривычная часть сознания Лефлет дрогнула, затаила дыхание, замерла в страхе. Но нет, пронесло, пролетело:
- Речь идет о вашей связи с Мэрроу Дю Лак.
- Дю Лак – это я, если что, а с мэрроу я дружбы не вожу. Они все заносчивые такие, не дай Отец задеть! - улыбнулась Лефлет.
- Я говорю о человеческой женщине по имени Мэрроу, с фамилией Дю Лак.
Русалка напрягла отчаянно все свои извилины – ни единого призрака в голове, ни оттенка припоминания.
- Без понятия, о чем речь, - категорично заявила она.
Мальчик-Судья поднял руки высоко, описал ладонями цельный неровный круг. Подул на натянувшуюся пленку, и проступило еле заметное прозрачное изображение: совсем еще девочка, без капли эфирной крови, с узким кошачьим личиком и выкрашенными в нелепый цвет волосами. Девочка вскинула глаза прямо на Лефлет и очень внятно, очень четко произнесла:
-- Когда я была совсем еще маленькой, я как-то раз видела живую русалку. Настоящую. У нее были глаза зеленющие, бледная грудь, тонкие пальцы и белые зубы. И она меня видела, и смеялась.
И тут девочка по ту сторону экрана замирает, молчит секунду и огорошивает Лефлет:
- Я любила ее всегда и люблю ее до сих пор.
- Ваше Превосходительство, - с мятной ухмылочкой протягивает Лефлет. – А с чего вы вообще решили, что речь обо мне? Я никогда в жизни этой девицы не видела.
Судья потирает лоб, сетуя на тупость обвиняемой, проглаживает ладонью пленку – изображение стремительно молодеет, оплывает бирюзовый цвет с волос, и Лефлет вдруг не удерживается от аха – видела, помню, было такое.
- Вспомнила? – спрашивает Судья, и с гласных звуков капает яд – если бы не спасительное стекло, не уберечься бы. Лефлет перезагружает дурочку, а то барахлить начала:
- Вам лучше такими интонациями не разговаривать, Ваше Превосходительство. Вас очень… молодит. – И смотрит, как кривится от ярости почти детское личико. Окунулась смочить жабры, вынырнула, с удовольствием чувствую, как стекает по ней слой холодной прозрачной воды, оперлась локтями о толстый стеклянный край и рассудительно продолжила: - Я одного понять не могу. Ну, ляпнула девчонка. С кем не бывает. Подумаешь. На ролевиков вы не реагируете, а тут вдруг такой вой подняли. С чего бы это?
- Видишь ли, Лефлет, мелюзиново ты отродье, - прошипел Судья почти нежно, вернув уже себе невозмутимое лицо. – после этого заявления Мэрроу Дю Лак выбросилась из окна своей квартиры на двадцать втором этаже.
- Ну, подумаешь, сдвинулась психика у девочки, - пожала плечами русалка.
- Нет, милочка, не психика сдвинулась. Мэрроу Дю Лак теперь в водах Атлантики, присоединилась к роду Скоша. Ты понимаешь, что это значит, Лефлет?
Лефлет была бледной, как бумага; даже привычный серый оттенок кожи истаял.
- Как так – присоединилась к роду Скоша?
- Да, Лефлет, дорогая моя, стала твоя поклонница мэрроу. В полном, - ухмылка – смысле этого слова.
Он отряхнул рукава мундира, как будто за время разговора на него могло что-то налипнуть. Подал знак стражам, те наклонились ко дну аквариума, Лефлет парила в воде, не живая, не мертвая, где-то между, немо смотрела и пыталась собраться с мыслями.
Очнулась она только тогда, когда Судья уже закрывал дверь.
- А суд что, - храбрясь, выкрикнула она, пытаясь перекрыть плеск воды, - отменяется?
Он остановился, уже закрывая дверь, засунулся обратно.
Говорит так спокойно:
- А приговор уже приведен в исполнение.
И закрывает дверь, тяжелую, гулкую. Лефлет остается один на один со своими мыслями, в стеклянном шаре посреди зала со стеклянными окнами.
Сидит тихо, как мышка, и что-то неумолимо не так с окружающим миром, и Лефлет прислушивается и понимает, что вода не успокаивается. Вода продолжает звенеть и шептать, хотя сама Лефлет давно уже неподвижна; и она ныряет. Те самые звезды, которые ей так нравились, теперь открыты, и вода тонкими струйками стекает на каменный пол – приговор приведен в исполнение.


z_b776afb9

Вопрос: Не нравится - не голосуем/пишем конкретные замечания.
1. Прочитал/а 
1  (16.67%)
2. Прочитал/а, понравилось, хочу еще. 
5  (83.33%)
Всего: 6

@темы: Фейский витраж